Искушение бабьим летом

Бабье лето в русской литературе конца XIX — первой трети XX века

Станислав Жуковский «Ясная осень. Бабье лето» (1899)
Станислав Жуковский «Ясная осень. Бабье лето» (1899)

Вот и лето прошло, и бабье лето, вскружив голову опадающим желтым листом, тихо-тихо ушло этим осенним утром... Догорающий октябрь сменится буреющим ноябрем, опаленные листья обратятся в топкую грязь, и, когда уже будет казаться, что нет в мире ничего, кроме этой коричневой жижи, легкими перышками усеют землю первые снежинки...

Так сложилось исторически, что русскую литературу рубежа XIX — XX веков чаще всего соотносят с Серебряным веком русской культуры, хотя это не совсем так. Точнее, совсем не так. Русская литература в целом продолжала развиваться в русле реализма, несмотря на на модные модернистские веяния. Так же, как и русская живопись, театр, музыка. 

Серебряный век — всего лишь еще одно отражение феномена ностальгии в среде русской эмиграции. Настоящие творцы — и в Советской России, и уехавшие за рубеж — рано или поздно все равно приходили к реализму в прозе и поэзии. А те, кого волна ностальгии поглотила без остатка, увы, не смогли справиться ни со своим творчеством, ни со своей жизнью. 

Но вернемся к бабьему лету. Список знаменитых, и хорошо забытых авторов открывает один из самых «серебряных» поэтов — Константин Бальмонт... 

Collapse )
Лес

Лето 2020

Похоже, природа решила дать - по крайней мере жителям московского региона - шикарный бонус, компенсирующий им все карантинные сложности. Этот бонус - лето. Прекрасное мягкое лето, когда жара длилась ровно неделю, когда дождей было ровно столько, сколько нужно, когда каждая прогулка, каждый миг, каждый шаг, каждый вдох были упоением красотой и радостью этого мира.

В прозе тоже хорошо: температура в доме никогда не была выше 23 градусов (один раз на втором этаже поднималась до 24) , и никогда не опускалась ниже 20,5. Впрочем, в две особо прохладные августовские ночи мы всё же включали отопление.
Лес

Мечта жизни

Всю жизнь он мечтал жить в маленьком доме на краю леса. Дышать звонким и чистым воздухом, видеть только гладь озера и верхушки деревьев на горизонте. Не слышать ничего, кроме ветра в верхушках сосен.
Лес

22 мая 2020

+ 8 894

Печальный рекорд поставила смертность, 150 человек ушли за последние сутки из жизни, и причиной их ухода стал COVID и его осложнения.

Число смертей будет какое-то время расти, это те люди, которые заболели на пике эпидемии,когда ежедневно выявлялось больше 10 тысяч новых заражений.
Лес

09.05.20 Память деда

+ 10 817, прирост 149 по сравнению со вчерашним.

Мой дедушка со стороны мамы, Воложенинов Михаил Семёнович, 19 мая 1911 года рождения, старший лейтенант.

Хорошо бы найти место его захоронения. Мама утверждает, что он умер в Рудничном. Но по свидетельствам некоторых знакомых, его земная жизнь закончилась в Таганроге, где он остался после войны.

Выяснить бы.
Лес

Вирус

Каждый день мы ждём сообщения о суточной статистики по коронавирусу. Так, наверное, деды наши и прадеды ждали ежедневных сводок Информбюро. 20 апреля был рекордным по количеству новых заражений: 6060. Потом несколько дней показатели уменьшались, потом немного подросли, но всегда были меньше, чем 6060.

И вот сегодня - 6 361.

Ждём, что будет дальше.
Лес

Страстная пятница

Сегодня Страстная Пятница, но мы не идём в храм, мы остаёмся дома. Планшет на подоконнике, прямой Instagram-эфир доносит до нас горькие молитвы этого дня, возгласы настоятеля, мелодии хора, речитатив псаломщика.

А за окном происходит что-то невероятное. Чёрные тучи, извергающие снег и град, сменяются ослепительным солнцем в ярком голубом небе. И невольно видишь какую-то связь между тем, что происходит сейчас в храме, и тем, что творится на улице, где сталкиваются тьма и свет, прозрачная синева и свинцовый мрак, тихое светлое спокойствие и ледяной ветер, гнущий верхушки деревьев.

Но вот уже отпуст, и все успокаивается. Капли, в которые превратились колючие градины, блестят в лучах закатного солнца. Все замолкает и смиряется, все ждёт наступления Великой субботы.

IMG-6546
IMG-6549
Лес

Весна, которой ещё не было

Эта весна надолго останется в нашей памяти. И хорошо, если только в памяти, если не будет никаких других последствий.

Ещё только меньше месяца назад ничего не предвещало угрозу привычному укладу жизни. Всё работало, люди ходили друг к другу в гости, начались службы Великого поста. И только где-то там, в далёком Китае, была эпидемия какого-то вируса со странным поэтичным названием.

А завтра, впервые за всё время мы не пойдём в храм на воскресную службу. Потому что не хочется подвергать опасности ни себя, ни близких.

Кто бы мог подумать каких-то две недели назад, что страна просто встанет, что закроется всё, что только можно закрыть, что мэрия будет всерьёз обсуждать необходимость введения пропусков для передвижения по городу, что Патриарх обратится к верующим с призывом молиться дома.