?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
euro_line
Лето 2019 года выдалось в Москве совершенно очаровательным. Прекрасный июнь, прохладный июль, безумно красивые, нежные август и сентябрь.
Leave a comment
НОЧНОЙ ПАРАД
А.Н. Авдонину

В июльскую полночь из черных болот
Навстречу звезде император встает,
Встает император навстречу звезде,
Течет кислота по седой бороде,
Обуглена кожа, разрублена грудь,
Вот он собирается в тягостный путь
И перекрестившись, шагает на юг,
Где блещет огнями Екатеринбург,
Где залил кварталы неоновый свет,
Идет, оставляя светящийся след
По улицам, паркам, пустым площадям,
Идет по мостам и трамвайным путям,
Невидим для всех, сапогами стучит,
Гламурная барышня в баре кричит,
Вибрируют гулко авто и дома,
Их сигнализации сходят с ума,
Выходит на площадь, где звонкий гранит,
Где мэрия шпиль устремила в зенит,
И молча встают у него за спиной
Четыре царевны и сын молодой;
Из шахт и оврагов, из ветхих могил
Встают, кто когда-то над ними ходил,
Встают рудознатцы, дворовая чернь,
Крестьяне, попы из глухих деревень,
Встают заводские и их детвора,
Уланы, урядники, офицера,
Казненными полнится город людьми:
Забитыми насмерть в подвалах плетьми,
Расстрелянными казаками, ЧК,
Ревкомом, карателями Колчака;
Выходят из тьмы на безмолвный парад,
Встают за спиной императора, взгляд
Неистовых глаз устремляя туда,
Где пятиконечная светит звезда,
Играют рубиновым блеском лучи,
Кричат на деревьях ночные грачи,
Алея, колышется небо слегка
Над шпилем плывут облака, облака,
И долго глядят, и сверкает звезда,
И время стоит, как в стакане вода,
А после уходят в июльскую тьму,
Торфяники чахнут в июльском дыму,
Дома заливает молочный рассвет,
Антенны по небу штампуют офсет,
И слышится первый трамвайный звонок,
И в воздухе тает терновый венок.

Tags: , , ,

Leave a comment
Когда-то, очень давно, отец рассказал мне об Ипатьевском доме.

Я уже не помню, как начался тот далёкий разговор. Наверное, я спросил: "Папа, а что стало с царём после революции?" А отец мне, наверное, ответил: "Ты знаешь, сынок, его расстреляли. Вместе с семьёй. Всех".

Увы, я не помню деталей нашей тогдашней с ним беседы. Помню только, что в душе моей тогда родилось чувство страшной несправедливости, ощущение, что я прикоснулся к какой-то зловещей тайне. И потом мы никогда не говорили больше об этом. Но с той минуты я стал совершенно по-особенному относиться к последнему Царю и его семье.

Когда мы отдавали документы в университет, я попросил его показать мне место, где был дом инженера Ипатьева.

А когда я уже был в университете, то иногда приходил на улицу Толмачева, к тому самому месту. В душе моей не поднималось никакого волнения, я не испытывал никаких "особых" чувств. Я просто стоял, смотрел на этот пустырёк и думал: "Да, вот здесь был этот дом. И в этом доме расстреляли царя". И было немного больно, и что-то похожее на стыд было тоже.

[Что было потом...]А потом было несколько личных встреч. Первая произошла в Штутгарте, в храме Святителя Николая, где я впервые увидел икону с изображением Царя и его семьи. В центре иконы, в первом ряду стоял цесаревич Алексий, и молча смотрел мне в глаза.

Спустя несколько лет я вернулся в Россию, и мой первый духовный наставник, отец Фома, пригласил меня вместе с ним посетить Ганину яму, где жарким июльским днём он служил одну из первых литургий на этом скорбном месте. Не было еще ни монастыря, ни дороги, были только какие-то огороженные холмики, провалившиеся рвы, тучи комаров и паломники, преклонившие колена. И снова я испытал то же самое чувство, которое родилось тогда, когда я первый раз спросил отца: "А что стало с Царём?" Но теперь я точно знал - что с ним стало, и где завершили он сам, его семья и его слуги свой земной путь.

А жизнь совсем скоро взяла какой-то дикий темп. И о последнем Самодержце все чаще стали писать не покаянные слова, но одно за другим "разоблачения" - как он стрелял в ворон, сколько папирос выкуривал он в день, и каким он был бездарным полководцем. Но всё это проходило мимо меня, и было для меня совершенно ненужным и неважным. В душе звучала все та же боль и все тот же стыд, как если бы я был в числе тех, кто тем страшным июльским днем шёл к дому инженера Ипатьева, чтобы убить Николая Романова - последнего русского Царя.

Tags: , ,

Leave a comment
"Аритмиия". В второй фильм, не такой динамичнный, но гораздо более глубокий - "Сердце мира"

Tags:

Leave a comment
Он стоял в морге около гроба. В гробу лежал его коллега - молодой парень лет 25, погибший по нелепой случайности. В зале прощания, куда их только что пригласили, было тихо и прохладно. Вошедшие с мороза люди стояли полукругом напротив гроба и молчали. Слышался лишь тихий протяжный стон плакавшей у изголовья матери, но потом замолчала и она. Стало совсем тихо, оостались только тихие покашливания и звуки шмыгающих носов, втягивающих в себя воздух. Лоб покойника, который он тронул губами, был холодный как камень.

На улице светило яркое зимнее солнце, а под ногами хрустел свежий снег - в этом году его выпало особенно много.

Tags:

Leave a comment
Новый терминал Шереметьево - "B" - хороший терминал.

И бизнес-зал "Романов" в нём - хороший бизнес-зал, на самом деле.

Tags:

Leave a comment
С 21 июля по 4 августа отдыхали в Турции, Palmet Resort Kiris Hotel. Турция прекрасна (правда, в это время года слишком жарко), пляж и море чудесны. Главный минус отеля - постоянная музыка, громкая, тяжёлая, навязчивая.

Зато теперь я хорошо представляю себе репертуар самых кислотных российских клубов. Вот то, чем нас мучили всё это время. Не забудем, не простим:







Ах да, и вот это ещё, конечно: :-(

Tags: ,

2 comments or Leave a comment
Совершенно неожиданно обнаружил интереснейший проект "Коммерсанта", посвященный 22 июня

https://www.kommersant.ru/projects/june22

Tags: ,

Leave a comment
ymorno_ru
picturehistory
ymorno_ru

И.К. Айвазовский.

Были в истории России страницы, которые она тщательно пыталась скрыть. Однако, как говорится, из песни слов не выбросишь...

Так сложилось исторически, что русскому народу часто и густо приходилось голодать, и не потому,что не хватало запасов хлеба, а от того, что ее правители и власть имущие ради собственной наживы, ободрав народ до нитки, решали только свои финансовые интересы. Одной из таких запрещенных страниц истории был голод, охвативший Юг и Поволжье страны в 1891-92 годах. И как следствие - гуманитарная помощь, собранная американским народом и отправленная в Россию пятью пароходами, для голодающего населения.

Read more...Collapse )

214 comments or Leave a comment
Во время совершенно обычной командировки пережил несколько удивительных эпизодов.

Вначале удивил аэропорт Шереметьево. На стойке регистрации терминала D мне сообщили, что, оказывается, вылет моего рейса будет производиться из нового терминала - B, бывший Ш-1. Оказывается, его открыли всего несколько дней назад. Раньше дорога из Ш-2 в Ш-1 на машине занимала - как минимум! - минут 20, и то, если повезёт. А сейчас между терминалами курсирует подземный беспилотный поезд 🚊, время в пути - три минуты.

Сам новый терминал оценить по достоинству я не успел за недостатком времени. Первое поверхностное впечатление - терминал очень большой, просторный, удобный. Бизнес-зал - на уровне, хорошая навигация. Но ещё много стройки внутри, рейсов производится мало, поэтому какие-то выводы делать преждевременно. Самое главное - удобная связка между терминалами, очень удобно и очень быстро.

Затем меня удивила Пермь, точнее, пермский аэропорт. Я помню его прежним - и это было ужасно, даже вспоминать не хочется. В конце прошлого года «Пермь-Савино» стал совершенно другим - большим, красивым, удобным, современным. Я получил свой багаж через три минуты после выхода из самолета. Такого я даже в Европе нигде не видел.

Получив багаж, я отправился в отель. Gett любезно информировал меня о том, что Дамир на Kia Rio уже ждёт меня, и что хобби Дамира - автомобили. Дамир вышел из чистенькой машины и открыл багажник. Приятный мужчина лет 60, аккуратно одетый, спокойный, предупредительный. Очки в дорогой оправе, чуть подкрашенная седина. Оказавшись на пределами территории аэропорта, он закрыл окно, и машина прибавила скорость. Ну как «прибавила»... 150 километров в час, если не больше. Что такое тормоза, Дамир, наверное, знал, но пользоваться ими явно не хотел. Мы двигались по какой-то сложной, одной ему понятной траектории, на высокой скорости обходя другие машины то справа, то слева. Обычно в таком стиле предпочитают ездить молодые горячие наездники, обильно сопровождающие свои шашечные перестроения циничными комментариями в адрес других участников движения, но Дамир был спокоен, как танк, и ехал молча. Остатки короткого самолётного сна быстро исчезли, и пока я думал, как попросить его ехать медленнее, не обнаруживая при этом своего малодушия, мы добрались до места, и перегрузки кончились.


Ну, и последний сюрприз был в самом отеле, точнее, на завтраке, разнообразие которого сняло мой стресс и вернуло прежнюю благожелательность. Совершенного сразили меня мидии, запечённые в чесночном соусе. Прежний образ Перми как угрюмого города с тяжелым характером окончательно исчез.

Tags: ,

Leave a comment